«Видеть цель: как превратить возможности в историю успеха» - лекция Олега Дерипаски в Гонконгском университете науки и технологии

 

22/09/2010

Дорогие друзья!

Я очень рад, что сейчас нахожусь здесь и имею возможность обстоятельно побеседовать с вами. Когда я был студентом, то не мог даже мечтать, что когда-нибудь такое случится.

Замечательно, что вам здесь нравится. Я уверен, что вы работаете над собой, развиваете свои способности и свое мышление. В сегодняшней жизни это совершенно необходимо. Для меня всегда был важен момент соревнования, конкуренции. Причем соревнования не столько с одноклассниками, однокурсниками или коллегами, сколько прежде всего с самим собой – за достижение собственной мечты. Мне всегда надо было иметь возможность воплощать в жизнь свои замыслы и при этом избегать ошибок. Мои учителя, профессора, родственники сделали все возможное, чтобы дать мне хорошее образование и подготовить меня к этой жизни. Однако, когда я был еще совсем молод, я осознал, что нет такого знания, которое можно было бы использовать практически.

Я рос в деревне на юге России. Там было около сотни домов. Климат, пожалуй, такой же, как в Гонконге, разве что немного суше. Жизнь была прекрасной. Помню, мне в руки попала одна книжка. Я вообще старался как можно больше читать. И вот, еще мальчишкой, я прочел, что колоссальные возможности нашего мозга используются не больше, чем на 8%. И даже великий Эйнштейн не сумел перешагнуть этот предел. Я вдруг осознал, что даже эти 8% могут помочь людям достигать куда более значительных результатов, чем им удается. И это понимание полностью изменило мое отношение к знаниям.

В Советском Союзе перед нами открывались прекрасные возможности. Конечно, в СССР было много недостатков, но вместе с тем люди имели возможность учиться, больше узнавать. Научное сообщество в те времена было довольно закрытым, тесно спаянным, у нас велось много новых разработок. Но вдруг все начало рушиться. На мой взгляд, решение все прекратить и в одночасье отказаться от всех достижений, которых мы добились за 70 лет, было неверным. ВВП сократился втрое, инфраструктура рушилась, продуктов питания постоянно не хватало. Если взять, например, Китай, то вам удалось гораздо лучше и органичнее встроить свою экономику в систему глобальных отношений.

Во время учебы в Московском государственном университете меня призвали в армию, два года я отслужил в Сибири. И вот я, который вырос на юге России, попал в одно из самых холодных мест на Земле. Зимой температура там опускалась до -50. Но именно этот чрезвычайно полезный опыт и помог мне понять, как велика Россия и какие возможности в ней таятся.

На последних курсах университета я занимался изучением ядерной физики, теоретической физики и квантовой статистики. Передо мной открывались совершенно понятные перспективы: я должен был стать ученым и продолжать исследования или в гражданском, или в военном исследовательском центре (в то время многие исследования финансировались военными ведомствами). Однако с распадом Советского Союза у меня и у моих друзей возможности работать по специальности не стало. Мне пришлось думать, чем бы я мог заняться. Я любил математику, прослушал более 30 курсов по физике. И я решил, что пойду работать на только что созданную биржу сырьевых товаров. Я отлично считал, и это помогло мне пробиться на рынок, так как прогнозировать, кто станет покупать, а кто – продавать, было трудно, особенно если учесть, что сырья было мало.

Начало перестройки было интересным временем. Правда, не уверен, что вы помните слово «перестройка», но 20 лет назад оно было чрезвычайно популярным. Беда заключалась в том, что мы вышли на просторы рынка, не имея ни соответствующих институтов, ни капитала, ни опыта. Все, что у нас было, это хорошие идеи и стремление жить лучше. Тогда я многому научился. И в частности понял, что никогда нельзя рушить то, что построили до тебя, напротив, необходимо учиться на опыте тех, кто потратил силы и время на то, чтобы это создать. Именно тогда я решил более глубоко изучать Россию. Как вы помните, я говорил, что служил в Сибири. И тогда я увидел, какие возможности скрыты в этой части страны. Тогда же мне стало ясно, что главная трудность, с которой сталкивается наша цивилизация, это не охрана окружающей среды, а то, что и как мы производим. Нам было необходимо научиться максимально повышать эффективность производства, грамотно доставлять продукт к центрам потребления, и все будущее, вся эффективность нашего общества сводятся именно к тому, что и как мы будем использовать, чтобы повысить качество своей жизни.

Так мы начинали. К тому времени были остановлены почти все предприятия. Процесс разоружения привел к тому, что высвободилось огромное количество прекрасно подготовленных специалистов. Перед обществом в то время стояла колоссальная культурная и моральная дилемма: мы стали совершенно другой страной, с абсолютно новыми принципами и приоритетами. Приходилось переучиваться на ходу.

Среди моих знакомых было много математиков, физиков, инженеров, вместе с которыми мы создали трейдинговую компанию, параллельно постигая тонкости бизнеса и маркетинга. Нам надо было понять, чего хотят от нас наши клиенты. Именно тогда перед нами открылась возможность развивать этот бизнес – бизнес, связанный с алюминием. Алюминий нельзя отнести к числу редких металлов. Но будущее у него огромно. Во-первых, он на 100% может подвергаться переработке. Во-вторых, при переработке алюминия затрачивается в два раза меньше энергии, чем при переработке стали: он очень легкий, очень пластичный. И, главное, этот металл позволит обществу перейти на новую ступень своего развития.

Россия обладает практически безграничными запасами гидроэлектроэнергии. Эти запасы находятся в труднодоступных местах. Если рассматривать алюминий в качестве своего рода твердой энергии для растущих экономик во всем мире, такое сравнение прекрасно иллюстрирует его возможности. Этими-то возможностями мы и решили заняться вплотную.

Мы консолидировали алюминиевую отрасль, наладили поставки бокситов, которых у нас в России нет, всего за 12 лет создали компанию, которая стала лидером на мировом рынке. Мы обнаружили новые возможности для развития и в России. Сегодня мы производим алюминий практически для всей автомобильной промышленности, строительства, производства упаковочных и изоляционных материалов в России. Однако, чтобы стать крупнейшим производителем алюминия в мире, нам пришлось учиться на собственной практике.

Можно быть прекрасным теоретиком. Можно отлично изучить все процессы. Однако читать учебник – это одно, и совершенно другое – использовать эти знания, чтобы готовить профессионалов. В поисках передового мирового опыта мы обратились к истории концерна Toyota. В этой компании процесс подготовки специалистов отличается большой четкостью, точностью, глубоким пониманием и продуманностью. Он оттачивался в течение 30 лет и позволяет легко и наглядно показывать сотруднику, над чем необходимо работать. При такой системе сотрудники получают широкие полномочия, так как могут сами совершенствовать процессы. «Give power to your people» – это не только лозунг, который чрезвычайно популярен в Америке. Людям надо не просто указывать – им надо объяснять. В конечном счете эти усилия окупаются.

В качестве небольшого отступления: около наших предприятий постоянно вьются представители кадровых агентств, которые ищут хорошо подготовленных специалистов. Большинство наших сотрудников окончили университет или институт – доброе наследие системы образования, существовавшей в СССР.

Подводя промежуточный итог, могу констатировать – у нас были прекрасные возможности, и мы очень бодро начали наше развитие. Но останавливаться на этом не намерены. Нам было необходимо понять, как мы можем сделать наш бизнес более стабильным. Ведь когда компания зависит только от одного продукта или ресурса, случиться может все что угодно. Потому прямо накануне глобального финансового кризиса мы приняли решение инвестировать имевшиеся у нас средства в еще один привлекательный актив. Для нас это было чрезвычайно рискованное вложение. Мы, фигурально выражаясь, могли «сломать шею». Но мы пережили кризис именно благодаря тому, что смогли инвестировать в один из самых лучших активов. Я говорю о «Норильском никеле». Никель, кобальт, платина, другие редкоземельные металлы. Для нас обладание этой компанией – прекрасная возможность развивать российский Север. Север нашей страны всегда был сложным для освоения регионом. И дело не только в том, что солнце там появляется только на три месяца из 12. Необходимо также принимать во внимание и низкие температуры, и чисто логистические трудности: железных дорог там практически нет, управлять предприятиями очень сложно. Но, хоть и глупо благодарить глобальное потепление, именно в результате него у нас появляются новые возможности. К примеру, контейнеровоз из Копенгагена прошел по Северному морскому пути без помощи ледокола до Шанхая. Если бы он пошел по южному маршруту через Индию, путь был бы на 11 дней дольше. Это позволяет нам оптимизировать логистические цепочки.

Исследование и развитие российского Севера – ключ к развитию нашей компании в течение следующих 25 лет. Но мы также должны постоянно помнить, что сам процесс развития отрасли представляет собой серьезную экологическую проблему. Да, выработка алюминия требует меньше энергозатрат, чем даже медь или никель. Но, несмотря на это, во время процесса все равно выделяется огромное количество парниковых газов в атмосферу. Вы должны понимать, почему так происходит: Майкл Фарадей прекрасно описал процесс. Для электролиза необходимо колоссальное количество угля. Уголь, в свою очередь, не только позволяет получать алюминий, но также выделяет колоссальное количество CO2. Мы задумались о необходимости использования угля. Да, уголь – это просто и не так затратно, но почему бы не найти другой материал для использования в процессе электролиза, который даст нам неоспоримое конкурентное преимущество? Таким образом, мы пришли к пониманию технологии «инертных анодов», то есть нашли качественно иной процесс электролиза.

Обычно в электролизе используется угольный анод, что приводит к выделению огромного объема CO2. В случае с инертным анодом мы имеем дело со сложным сплавом, состоящим из никеля, кобальта, железа. Такой анод позволяет в процессе электролиза получать кислород. Удивительно, но его объемы больше, чем выделяет небольшой лес. Это не первая наша попытка за прошедшие 12 лет. Но, как и всегда, в основе наших исследований лежит желание меняться, развиваться. Я привел вам в пример эту технологию для того, чтобы продемонстрировать, что мы верим не только в то, что необходимо удовлетворять потребности наших клиентов поставлять металл для производства автомобилей и высокоскоростных поездов, самолетов и космических кораблей, но также и в то, что производство необходимо менять, для того чтобы сокращать ущерб, который наносится окружающей среде. Да, это требует значительных усилий, но сегодня мы понимаем, что у нас нет технологических проблем. Наша основная задача – сделать эту технологию экономически эффективной, привлекательной.

Но давайте обратимся к экономической ситуации в Азии, Индии, России. Экономическое развитие в этих регионах предоставляет уникальные возможности для нашей компании, для наших сотрудников, для тех регионов, в которых мы работаем. Наши производства находятся в отдаленных регионах России, но мы стремимся к тому, чтобы уровень жизни в Сибири был бы не хуже, чем в Москве. Сегодня с развитием средств связи, транспорта, Интернета это становится все более возможным.

Сибирь же может стать поддерживающим фактором для азиатского экономического роста, в частности для китайской экономики. Пиковые энергетические нагрузки – та область, которая может стать еще одной основой для российско-китайского сотрудничества. Чем больше будет расти ВВП Китая на душу населения, тем больше будет потребляться энергии, и вопрос пиковых нагрузок встанет очень остро. По некоторым оценкам, он будет составлять до 40 минут утром и до 80 минут в вечерние часы. А учитывая, что уже сегодня Китай в целях электрогенерации сжигает около 1 миллиарда тонн угля, это приводит к появлению 200 миллионов тонн выбросов в атмосферу и отходов, которые нужно где-то перерабатывать и хранить.

Именно эта проблема позволяет нам говорить о возможности энергетического сотрудничества между российскими регионами Дальнего Востока и материковым Китаем. Объясню на простом примере: для того чтобы запустить электрические мощности станций, работающих на угле или газе, вам требуется от 24 до 40 часов. В случае с гидроэлектростанциями требуется всего лишь 18 минут для того, чтобы подать воду на турбины и дать ток.

В течение следующих 20-30 лет гидроэлектроэнергетика российского Дальнего Востока будет развиваться. Новые мощности, экспорт электроэнергии позволят решить проблему пиковых нагрузок на материковой части Китая, сократить энергопотери и создадут предпосылки для исправления экологической ситуации.

Но в любом случае гидроэлектроэнергии недостаточно. Если посмотреть на те фотографии, которые распространяются по каналам мировых информационных агентств, и на статистику международных исследовательских организаций, становится ясно, что водных ресурсов становится все меньше, а населения – все больше. Наша природа уже не выдерживает процессов жизнедеятельности человечества. Уже совсем скоро на нашей планете будет жить 9 миллиардов человек. Наше общество может не выдержать такой нагрузки и без достаточных и, главное, доступных энергоресурсов вновь окажется ввергнутым во тьму Средневековья. В таком случае зачем нам нужны все те научные достижения, которыми так богата наша цивилизация, зачем нужен прогресс? Необходимо найти решение остро стоящего энергетического вопроса. Как я сказал в начале лекции, это самая острая проблема, стоящая сегодня перед человечеством. Я берусь утверждать, основываясь на собственном опыте, что у нас нет альтернативы «ядерному ренессансу». Ядерная энергетика, пожалуй, единственное приемлемое решение стоящих перед нами сегодня проблем.

Я имел возможность ознакомиться с документами одной из международных научных конференций, состоявшихся в Москве в 1968 году. На той конференции прошла дискуссия по вопросам ядерной энергетики. Высокие ученые мужи не смогли предсказать ничего из того, что у нас есть сегодня, – ни вклада компьютерных технологий в экономику, ни развития логистических цепочек, ничего из того, чем мы с вами можем пользоваться сегодня. Но по какой-то только им известной причине они были уверены, что человечеству потребуется больше электроэнергии. Основываясь на своих знаниях (напомню, это было 50 лет назад), они верили, что к 2010 году в мире будет построено 1500 ядерных реакторов, что будут развиваться технологии реакторов на быстрых нейтронах. Но 25 лет назад ядерная индустрия как будто остановилась. Это произошло после серии трагических происшествий. Я имею в виду прежде всего АЭС «Три-Майл» в США и Чернобыльскую АЭС в Советском Союзе. Никто не вспоминал, что эти инциденты произошли по вине людей и технология была ни при чем. Я считаю, что сегодня эти происшествия уже досконально изучены, а все необходимые выводы сделаны.

Нам не удастся обойтись без ядерной энергетики. Это единственный источник экологически чистой энергии, который способен удовлетворить все возрастающие потребности человечества. И речь не только о больших промышленных реакторах. Они, естественно, тоже понадобятся, несмотря на постоянные споры вокруг доступности промышленных ядерных технологий «нестабильным» или «диктаторским» государственным режимам. Я считаю, что будущее за малой ядерной энергетикой, за так называемым четвертым поколением ядерных реакторов. Их разрабатывают уже сегодня. В том или ином виде они уже существовали и в США, и в Советском Союзе, где их использовали для нужд военных и космических программ. Сегодня нам необходимо вернуться к существовавшим наработкам и как можно скорее разработать действующий прототип такого реактора, который будет соответствовать всем требованиям безопасности. Реактор четвертого поколения не будет большим. Сама установка должна быть не больше шести метров в высоту и не более 4,5 метра в диаметре. Необходимо, чтобы было возможно перевозить его по железной дороге. По сути – это большая «батарейка» промышленных масштабов.

Такому реактору не понадобится вода для охлаждения: именно выброс загрязненной воды в атмосферу и стал основной проблемой упомянутых мной аварий на ядерных ректорах. Вместо воды для охлаждения будет использоваться расплавленный метал (например, висмут), который, в случае утечки, просто застынет, что предотвратит попадание зараженных частиц в атмосферу. Таким образом, безопасность – главное в идеологии реакторов четвертого поколения. Но основная задача сегодня – приспособить такие реакторы для коммерческого использования. Вот потому нам необходимо поддерживать разработки в этом направлении.

Нам необходимо перестать только лишь говорить о том, как сохранить нашу окружающую среду, и уже начать действовать. До тех пор, пока мы не найдем технологически и экологически совершенное решение энергетического вопроса для того, чтобы обеспечить населению развивающихся стран уровень жизни, сопоставимый с уровнем жизни в развитых странах, все слова о необходимости глобального устойчивого развития останутся лишь словами. Мы уже занимаемся разработкой этого проекта совместно с российской государственной корпорацией «Росатом». Такие разработки ведет не только Россия, ими также занимаются США, Япония, страны ЕС. Так что это многосторонний процесс. Каждый следует своим путем. В этом случае происходит то же самое.

Возвращаясь к той научной конференции, состоявшейся 50 лет назад, о которой я сегодня вам рассказывал. Тогда ученые предсказывали, что в 2010 году будет построено 1500 реакторов. Сегодня действует чуть более 400. Для того чтобы обслуживать один большой реактор, нужно 25 квалифицированных инженеров. Сегодня нам не хватает уже 1000 реакторов, а всего понадобится более 2000. Путем простых вычислений получается, что в будущем миру понадобится 50 000 инженеров-ядерщиков. Помню, когда я начинал интересоваться физикой, начал изучать предмет, мне было лет 10-11. Всего для того, чтобы стать полноценным специалистом, мне понадобилось 12 лет. Было очень тяжело. Но что бы вы ни делали, если ваша профессия, ваша жизнь будут каким-то образом сопряжены с ядерной энергетикой, вас ждет прекрасное будущее.

Желаю успехов!

 21 сентября 2010 года

Опубликовано www.rusal.ru



Читать другие Научные доклады